Кажется дождь начинается…

В Кремниевой долине настало дикое время. Двухлетние компании оцениваются в миллиарды, ветхие дома стоят миллионы, а высокомерие достигло точки, когда бизнесмены в здравом уме размышляют о выведении бизнеса из Соединенных Штатов. Венчурные капиталисты тех индустрии, финансисты, вкладывающие в компании немного больше, чем просто идеи, собираются избежать явления, описывающего то, что происходит вокруг них.
Пузырь…
«Я думаю, это страшное слово, потому что в каком-то смысле никто не хочет его остановить»,- говорит Томаш Тунгуз, партнер Redpoint Ventures. «Любой, кто пережил пузырь доткомов, всегда будет просыпаться и видеть призраков»,- говорит Джерри Нейман, основатель Neu Venture Capital в Нью-Йорке. Нейман признался, что он тоже попадал в пузырь. «Я был истинно верующим в Интернет. Но сегодня — это не пузырь. Скорее, это иррациональное решение ценообразования». Инвесторы признают, что бурный темп инвестиций начал беспокоить их. Но они все еще пытаются держаться подальше от этого страшного слова.
Пузырь в экономическом смысле – это период чрезмерной спекуляции, будь то тюльпанами, технологическими компаниями или домами. И проблема его в том, что пузырь кажется очевидным после того, как он лопается. Но его почти невозможно распознать на других стадиях.
Анализируя пузырь доткомов, Томаш был шокирован, обнаружив, что инвесторы вкладывают в два раза больше в частные технологические компании до IPO, чем при публичном размещении акций. Он назвал это «поезд-беглец из поздней стадии сбора средств». Несколько лет назад частные компании, стоимостью более $ 1 миллиарда, были настолько редки, что венчурные капиталисты называли их «unicorns». Сегодня, в соответствии с CB Insights, таких компаний уже 107. И этого достаточно, чтобы создать второй термин — «decacorn» для частных компаний, которые стоят более $ 10 миллиардов.
Почему идет такой бурный рост единорогов? Из-за низких процентных ставок, технологические компании поднимают уйму денег от инвесторов, чья отчаянная потребность вернуть вложения подтолкнула их на рискованные территории. Стартапы начали привлекать деньги у фондов, которые обычно не вкладывают в высокотехнологичные компании до IPO. Но даже сегодня, когда технологическая индустрия «в огнях», венчурные инвестиции остаются ниже своего пика в 2000-м. Сегодня люди видят отголоски тех лет в сногсшибательных оценках компаний, таких как Uber, который поднимает $ 1,5 миллиарда при оценке в $50 миллиардов.
Сэм Альтман, президент Y Combinator, инкубатора, который инвестирует на очень ранних стадиях, настолько устал от этих разговоров, что поставил 100 тысяч долларов на то, что пузыря не будет. Ставка основывается, в том числе, на его предсказаниях пяти наиболее ценных единорогов, в списке которых Uber и Airbnb, сервис аренды домов, которые будут стоить более $200 миллиардов в 2020 году. «Считаю ли я, что компании переоценены в целом? Нет. Считаю ли я, что слишком много денег может убить хорошие компании? Да. И это главное отличие», — говорит Альтман.

Пред. След.