Макс Литвин, Grammarly: Образование и умение учиться – это то, что помогло мне пройти путь до соучредителя компаний мирового класса

Max-Lytvyn

Сооснователь Grammarly Макс Литвин в интервью для Thinking Investor рассказал о том, в чем основная ценность его проекта, что для него образование, почему он выбрал учебу в вузе с американской программой, и собирается ли вывозить офис из Киева

— Перед тем как задавать вопросы, я стараюсь тщательно проследить все публикации о компании и о собеседнике. Обычно попадаются разные: позитивные, нейтральные, негативные. Но в случае с Grammarly я вижу почти сплошной позитив. Знакомый, который ходил на собеседование в Grammarly, ушел с хорошим впечатлением. Коллега проверяет свои английские тексты через сервис Grammarly, и доволен. В чём секрет такой хорошей репутации Grammarly?

— Наша философия заключается в том, чтобы создавать ценности, а не охват, и ни в коем случае не захватывать больше, чем мы создаем. Это относится к нашим клиентам и команде. Такой подход и создает тот позитивный образ продукта и компании.

Кроме того, большинство наших пользователей ничего не платят за наш сервис, но мы всё равно ими очень дорожим. Наш бесплатный сервис является полностью рабочим инструментом, достаточным для повседневных задач, то есть это не рекламная площадка для премиум-версии. Наши пользователи очень ценят этот подход.

Мы стремимся дать нашим сотрудникам гораздо больше, чем просто зарплату — мы инвестируем в обучение, профессиональное развитие и карьерный рост. Конечно, не все идеально. Мы растём довольно быстро, и некоторые вещи, к сожалению, теряются или растягиваются, но мы делаем достаточно много хороших вещей, и промахи не так заметны.

— Вы уже довольно давно работаете на рынке образования и грамотности, если можно так выразиться. Насколько я поняла из публикаций, вся Ваша карьера строилась в этих отраслях (пожалуйста, поправьте меня, если это не так). Не хотелось ли сменить поле деятельности? Если да, то какие могли быть альтернативы?

— Должен сказать, что Grammarly – это не обучающая платформа, в классическом понимании. Он не делался специально для школ и студентов. Наш сервис полезен для образования в целом, и мы видим потребность на этом рынке, хотя эта сфера не является основной для нас.

Grammarly – это сервис для саморазвития и продуктивности, доступный для тех, кто хочет эффективно писать и вести коммуникацию. Среди наших пользователей копирайтеры, маркетологи, журналисты, «продажники», отделы поддержки, юристы, консультанты, носители языка и все те, кто изучал английский.

Действительно, обучение – это весомая часть той ценности, которую дает Grammarly. Пользователи отмечают, что использование Grammarly при работе с текстами помогает им и в общении.

Однако обучения, как такового, нет, а если и есть, то оно происходит в «фоновом режиме», пока люди работают над своими коммуникационными целями. Я бы не сказал, что Grammarly – это исключительно образовательный продукт.

Точно также я не могу назвать себя предпринимателем из сферы образования. Я получаю и применяю навыки, релевантные для широкого круга рынков, я заинтересован в создании ценности и влияния на рынок в целом.

Но должен признаться, что сфера образования действительно занимает особое место в моем сердце.

Как и многие мои соотечественники, я жил в довольно сложное время. Не буду вдаваться в подробности, но когда мои американские друзья рассказывали о продовольственных талонах, то для меня это звучало лучше, чем мои мечты в 1980-1990-е.

Образование и умение учиться – это то, что помогло мне пройти путь от той жизни из 1990-х до соучредителя компаний мирового класса. Образование дает громадные возможности, и поэтому я считаю, что любая работа, так или иначе связанная с образованием и обучением, является крайне важной.

— В одной из статей писали о способах, которые позволяют Grammarly привлекать клиентов. Ваша команда задействует навыки психологов, детективов и предпринимателей, собирая свою базу. Grammarly пробовала офлайн-продвижение. Какие есть результаты? Какие каналы задействуете?

— Мы пока не исчерпали всех возможностей онлайн-каналов, они очень хорошо окупаются. Поэтому пока рано говорить о том, что офлайн сопоставим с онлайном. На офлайн-маркетинг требуются время и знания, однако мы работаем над этим.

— Grammarly – поистине глобальный продукт. Но, насколько я знаю, офисов не так уж много.

— У Grammarly есть офисы в Киеве и Сан-Франциско. Нам не нужны локальные офисы, чтобы продаваться на определенном рынке, поэтому они находятся там, где есть таланты.

— Были ли планы закрыть или вывезти украинский офис в связи с тем, что Украина сейчас переживает трудные времена? Вопрос не праздный, потому что многие компании вывозят свои офисы из Украины?

— Нет, мы не планируем переезжать из Киева. У нас выстроен сильный бренд, и в Украине много талантливых людей, — это та причина, по которой мы остаемся.

Создание высококачественных условий для работы, справедливой компенсации и хороших возможностей для профессионального роста – наш способ помочь Украине в это трудное время. Мы надеемся стать примером для других компаний, так как любая помощь важна.

— В продолжение к предыдущему вопросу. Насколько мы знаем, сейчас в Америке и в Канаде довольно активно диаспорное и эмигрантское движение – многие хотят помочь Украине. Создаются объединения, сообщества, например, UA50. Вы участвуете в каком-нибудь объединении? И почему?

— Я не живу в Украине с 2002 года. Но я всегда открыт к диалогу с украинскими предпринимателями и выступаю в качестве эксперта, чтобы помочь им достичь успеха в глобальном масштабе.

Что касается сообществ, то на данный момент я не присоединялся ни к одному из них. Для того чтобы участвовать, мне нужно разузнать, какое объединение стоит моего времени и сил, но пока я не успел это сделать. Кроме того, я предпочитаю работать напрямую с людьми, которых мне посоветовали, или которые представили мне действительно веские доводы.

Я знаю, как сложно начинать что-то новое, особенно в Украине, и поэтому всегда стараюсь найти время и помочь конкретному человеку или команде.

— Ваш контакт дал мне Алексей Витченко, Ваш бывший сокурсник, а сейчас – СЕО компании Digital Future. Почему Вы выбрали ICU, американский вуз в Украине? Была же, наверное, альтернатива – тот же КИМО, романо-германский факультет в Университете Шевченко.

— Я выбрал ICU по трём причинам.

Во-первых, потому что преподавание велось на английском языке, а я понимал, что английский язык будет ключевым для многих возможностей.

Во-вторых, специфика обучения в иностранном вузе (даже если он находится в Украине) дает возможность сфокусироваться на главном, а не слепо следовать программе.

В-третьих, потому что люди, которых привлекал ICU, вызывали у меня уважение, а некоторые выпускники – восхищение.

Я не ошибся поступив именно в ICU. Там я встретил Алексея Шевченко, своего лучшего друга и бизнес-партнера. Да и в целом, наша группа в ICU состоит из интересных и успешных людей.

На страницах Thinking Investor мы продолжим знакомить вас с успешными выпускниками ICU. Среди них – ТОП-менеджер одной из самых известных компаний в мире. Не могу пока назвать его, но намекну, что сама компания занимается транспортом и задействует инновации.

 

Беседовала пиар-менеджер Digital Future и

руководитель проекта Thinking Investor Екатерина Гичан.

В статье было использовано фото с AIN.

Пред. След.