Михаил Нестор, LifeTracker: Работать в сфере AI – значит разбираться в том, как устроены люди

Nestor_Misha

Поводом для беседы с СЕО компании PDNA Михаилом Нестором послужила сделка между Digital Future и LifeTracker, программной платформой, созданной для разработки симбиотического искусственного интеллекта и позволяющей прогнозировать поведение человека. Digital Future инвестирует в проект 200.000 евро.

Тема искусственного интеллекта крайне любопытная и сложная, но в изложении Михаила она становится гораздо более понятной

Общение с компьютером через чат очень легко назвать «искусственным интеллектом», но на самом деле речь идет о распознавании речи и довольно механическом подборе вероятно подходящих ответов с помощью нейронных сетей, — объясняет он.

Что такое настоящий искусственный интеллект, на кого рассчитан LifeTracker, сколько минут ушло на решение о выборе инвестора, какие ІТ-направления будут в тренде и еще о многом другом – читайте в нашем интервью с Михаилом Нестором.

LifeTracker – это проект из области AI (Artificial Intelligence – искусственный интеллект), программная платформа, позволяющая прогнозировать поведение. Можете привести пример, иллюстрирующий то, как работает LifeTracker, и кому он понадобится?

— Прогнозирование поведения – это, скорее, следствие способности его понимать на основе ограниченных данных. Понимать поведение на основе ограниченных данных вы можете, если у вас есть поведенческая модель, с которой вы эти данные соотносите. Нам повезло – у нас она есть. 

Если в двух словах, то текущее приложение предназначено для решения проблемы забывания о важных вещах, которые сложно поместить в календарь, напоминание, to-do-лист. Или легко поместить, но сложно настроить адекватное напоминание.

Второе – это помощь человеку отслеживать и соблюдать баланс разных сфер в его жизни. Например, мы можем довольно легко отследить, что вы проводите много времени в офисе, и, зная, что у вас есть семья, – посоветовать вам больше времени уделять ей. Или же зная ваши поведенческие паттерны (шаблоны действий, — прим.), предсказать, что в это время вы обычно едете домой, и напомнить вам заехать по дороге в магазин за продуктами. 

LifeTracker

Также есть проблема напоминаний в нужном контексте и в удобное время. Приведу свой любимый пример. Мне приходит уведомление о новом выпуске моего любимого журнала WIRED, который я читаю на iPad. Но уведомление приходит посреди рабочего дня, когда я на бизнес-встрече. Почему бы не прислать мне его в субботу утром, когда я свободен и, скорее всего, буду рад почитать журнал? Это примитивные примеры, но ничего из этого сегодня не реализовано. Даже Apple не делает это, хотя журнал я через них покупаю. 

Более интересные аспекты – это понимание того, какие из задачи должны быть выполнены сегодня, о каких ваших важных жизненных целях стоит вам напомнить и т.д. Это связано с более сбалансированной и счастливой жизнью.

Искусственный интеллект (хотя на этом этапе я бы его так не называл, — это, скорее, его прообраз в перспективной архитектуре) – это то, что позволяет нам понимать, что важно именно этому человеку, какой у него график, как адаптировать планы и расписание, если что-то изменилось, как не тратить время зря и когда и о чем уместно напомнить. Это тривиальная задача для секретаря – живого человека, но совсем не тривиальная для программы.

О том, что такое в нашем понимании искусственный интеллект, мы начнем писать у нас в блоге, но еще больше сможем сказать, когда технологии будут защищены патентами.

Принято считать, что инвестор выбирает проекты. Но ведь и проекты выбирают инвесторов: почему Вы выбрали Digital Future? Из каких предложений выбирали? СЕО Digital Future Алексей Витченко говорил, что у него ушло 30 минут на то, чтобы принять решение по поводу LifeTracker. Вы были так же оперативны?

— Честно говоря, та встреча была ради знакомства. Я был наслышан об Алексее как об активном участнике украинского рынка стартапов и инновационных проектов. Алексей хотел больше узнать обо  мне и проекте.

Я думаю, что произошло то, что называется химией. Знаете, как любовь – о ней можно много теоретизировать, но когда это она, то ты точно знаешь без всякой теории. В момент разговора с Алексеем я уже провел два месяца, общаясь с более чем 100 инвесторами и экспертами практически из всех стран Европы. Кажется, что два месяца для фандрейзинга – небольшой срок, но это зависит от интенсивности работы.

Vitchenko_Nestor_Vader

В случае с Digital Future всё сложилось в одну картинку. Для нас это не просто деньги от умных людей, которые понимают суть и перспективы того, чем мы занимаемся. Это то, что называют smart money, то есть поддержка и разработчиками, и опытом в продвижении продукта на западных рынках, и интересом в нашей платформе для построения собственных проектов, к чему мы абсолютно открыты.

Я принял решение в течение 15 минут после тех 30, что мы общались. Написал SMS из своей машины, еще возле офиса Алексея.

В конце концов, и это важно понимать любому руководителю стартапа, главное – это сфокусироваться на продукте и построении компании, торг за несколько процентов не существенен. Когда всё получится, в выигрыше будут все.

Olexii Vitchenko and Misha Nestor

В конце года Вы писали, что в Вашей жизни начинается новый этап. Понятно, что он связан с LifeTracker. И, наверное, с переездом в Барселону – для участия в акселераторе Startupbootcamp IoT Barcelona? Или же Вы остаетесь в Киеве?

— Действительно, этап связан с этой компанией и проектом. Это основное. Место работы – вещь очень вторичная. Еще месяц я проведу в Барселоне, март планирую провести в Киеве. Дальше будет видно. Впрочем, с точки зрения развития бизнеса, намного полезнее проводить значительную часть времени в тех странах, где планируешь продавать продукт, чтобы чувствовать людей, их потребности, динамику. Нанимать людей.

Каково это – ощущать себя стартапером? У Вас за спиной солидный послужной список и работа в Havas, одном из самых крутых агентств. А сейчас Вы в акселераторе.

— Дело в том, что я не первый раз круто меняю что-то в карьере. Пять лет назад, к примеру, я ушел с позиции директора по стратегии и развитию бизнеса из одного из очень хороших в тот момент PR-агентств и уехал на год в Италию. Потом я хотел делать PhD и даже поступил в London School of Economics, хотя желание построить сетевое digital-агентство победило и от предложения учиться пришлось отказаться. 

Я занимаюсь вопросами моделирования поведения человека уже много лет и для меня сейчас акселератор и инвестиции – это наконец-то возможность уделить 120% своего времени самой интересной в мире теме. Что касается материальных ограничений, если Вы об этом, то жизнь моей семьи довольно организована, мне же самому не так уж много нужно.

Естественно, стартап – это не только чтобы мир изменить, но и чтобы создать свой успешный глобальный бизнес. И это не менее интересно, чем строить агентство. Тем более, коммуникациям и маркетингу я посвятил 15 лет своей жизни, мне кажется, пора позволить себе вложить все знания и опыт во что-то свое. 

Misha Nestor

Искусственный интеллект и возможность прогнозировать поведение – это крайне любопытно. Я думаю, что интерес к этому сродни интересу к некоему тайному знанию, к граалю. Но у Вас, наверное, более прагматичное отношение к AI?

— Вы знаете, это правда. За последние месяцы я общался с несколькими сотнями человек, и представление у всех разное, и почти одинаково в своей неточности.

Тема собственно AI довольно сложна и нетривиальна. Она не касается только алгоритмов машинного обучения. Это сложная междисциплинарная отрасль, которая затрагивает и психологию, и лингвистику, и антропологию, и вопросы репрезентации мира, и структуры знания, и робототехнику, и собственно инженерию и математику, если назвать только часть из них.

Большинство продуктов и стартапов, которые используют термин АІ в своей маркетинговой и фандрейзинговой коммуникации, не заходят дальше статистики, либо стандартных алгоритмов машинного обучения, либо же просто текстовых интерфейсов. Когда вы общаетесь с компьютером через чат – очень легко назвать это «искусственным интеллектом», но на самом деле речь идет о нейронных сетях, в лучшем случае, deep learning алгоритмах. То есть распознавание текста или речи или построение деревьев диалогов с наиболее вероятными ответами – это еще не искусственный интеллект. И это я привел наиболее продвинутые варианты. Есть, конечно, и исключения.

Иными словами, большинство вещей приписываемых к сфере искусственного интеллекта сегодня – это действительно прагматичные, но при этом иногда очень продвинутые решения, не стоит умалять их значения и эффективности. Как таргетинг рекламы или принципы, по которым формируется лента в вашем Facebook.

Если же говорить о собственно теме AI, то это очень волнующая область, для многих почти сакральная. Это очень интересно, и работать в сфере искусственного интеллекта, на самом деле, значит разбираться шаг за шагом в том, как устроены мы сами, люди. То есть эта сфера знания, в первую очередь, о человеке, а не о компьютере. Продолжать можно очень долго. 

Misha Nestor

Когда и как пришла идея приобщиться к разработке АІ? Понятно, что многим (если не всем) хочется вникнуть в процесс принятия решений и прогнозирования поведения, но не все готовы вникать в это так глубоко и тратить на это время и другие ресурсы.  

— Сперва был интерес к прогнозированию поведения. Всё же моя профессия изначально связана с прикладными коммуникациями, а для этого нужно понимать законы восприятия и формирования поведения. Это началось еще на первых курсах университета, у меня были хорошие учителя.

Потом я продолжал свои собственные исследования. В какой-то момент стало интересно, что происходит в области разработок, связанных с когнитивными архитектурами и моделированием принятия решений в сложных системах с элементами моделирования факторов среды. К примеру, этим много занимаются военные, особенно в Америке. Эти две области в итоге соединились довольно органично, плюс текущие исследования дали мне понимание того, как можно строить собственные когнитивные архитектуры. Это стало стартом уже построения довольно сложных моделей, часть из которых мы сегодня с помощью моего гениального компаньона и СТО Николая Гориленко воплощаем в программном коде.

Если с личной позиции, то люди и то, как они работают, как работает социум, как принимаются решения на уровне индивида и группы, всегда были интересны. В целом, человек – это ведь самое интересное, что есть на этой планете. И самое сложное. Достойный вызов. Можно смело уделить этому вопросу всю жизнь и ни о чём не жалеть.

Остается ли реклама в фокусе Ваших интересов? Может, она соотносится с Вашими разработками в АІ? Ведь практическая ценность АІ может проявляться и в рекламных трюках, и в поведенческом маркетинге.  

— К сожалению или к счастью, мы приняли решение не продавать данные наших пользователей третьим сторонам и не таргетировать на них рекламу в обычном смысле.

Два из крупнейших игроков в сфере АІ сегодня – Facebook и Google – полностью построены на рекламной модели монетизации. Они собирают очень много данных и каждый ваш лайк под фотографией или статьей или постом анализируется, в том числе, с помощью автоматического понимания того, что есть на изображении или о чём статья, которая вам понравилась.

Misha Nestor_Office

Это служит для очень детального профилирования вас как пользователя, но практически с двумя целями: таргетировать на вас больше контента, с которым вы более вероятно будете взаимодействовать и проведете в итоге больше времени на сайте, и таргетировать на вас более релевантную рекламу. Дальше корпорации и стартапы будут анализировать ваши эмоции и отслеживать еще больше данных. 

Мы считаем, что обеспечение сохранности и конфиденциальности ваших личных данных может само по себе стать очень перспективным рынком. Представьте, что у вас есть защитный слой, который от вашего имени общается с контентом и сервисами, но не отдает ваши личные данные, защищает от всего нерелевантного. В целом, это приносит людям больше пользы, чем еще более точный таргетинг промоакций. 

Сейчас много говорят об инвестиционном пузыре. Сергей Грибов из Flint Capital говорил в интервью Thinking Investor, что пузырь уже начинает потихонечку сдуваться. Какое у Вас мнение на этот счет? 

— На эту тему есть масса публикаций, в первую очередь, в Силиконовой долине, где, по идее, эпицентр воображаемого пузыря.

Я думаю, что становится немного меньше «шальных» денег на венчурном рынке, и это нормально. Все учатся, происходит эволюция, в том числе, ангелов и инвестфондов, которые либо прогорают и уходят, либо учатся принимать более взвешенные решения.

Сейчас в некоторые акселераторы, если у вас тривиальный сегмент, например, e-commerce, то без 100.000 пользователей или даже revenue (доход, — прим.) вас не отберут. И это акселераторы, даже не фонды.

Хотя в технологию продолжат инвестировать всё также активно. К примеру, в моем акселераторе, кроме меня, есть команды со специализацией в Deep Learning, мультимодальном распознавании речи (аудио + видео), микросенсорах нового поколения для IoT (Internet of Things – прим.), технологиях организации и поиска знаний в корпорациях с помощью обычной речи (как Palantir, но только для всех), технологии сложного многофакторного прогнозирования в облаке и т.д. Никто из них не будет обделен вниманием инвесторов. Люди сейчас создают решения, каждое из которых меняет мир.

Это сложно назвать пузырем. Я уверен, о пузыре не говорят люди младше 40 лет. Некоторые из тех, кто постарше, просто не понимают, в каком быстром мире мы живем сегодня. Мы с вами даже не понимаем. Мир уже другой. То, каким мы с вами представляем мир, он был пять лет назад.

Misha Nestor

Наше сознание не успевает адаптироваться. Мы называем это пузырем. Мы боимся. Но если кто-то придумывает лучшее лекарство или беспилотные автомобили – разве это пузырь?

Просто деньги всем подряд перестанут раздавать, но это даже лучше.

Мы беседуем в январе, как раз когда строятся и корректируются планы на год. Поделитесь своими планами?

— В конце февраля мы презентуем проект на самом крупном в мире событии, посвященном мобильным технологиям, – Mobile World Congress. Мы сознательно не делаем публикаций на Западе до этого момента, готовимся.

Мы уже работаем над следующей итерацией продукта — принципиально новом, не только «движке», но и интерфейсе для управления жизненными делами. Это очень интересный проект, и наш талантливый главный специалист по дизайну Алексей Хозяинов, я надеюсь, скажет новое слово в мобильных интерфейсах.

В этом году нам предстоит запуститься в тестовом режиме, окончательно откалибровать ядро технологии, определиться с сегментами рынка, на которые пойдем. Возможно, к концу года мы будем собирать следующий раунд инвестиций для полноценного запуска. Есть много факторов, которые могут повлиять на необходимость этого.

Также мы занимаемся защитой нашей технологии. Возможно, к концу этого года мы опубликуем ряд патентов и сделаем какие-то из наших разработок открытыми и доступными для всех желающих, кто строит на их основе свои продукты.

Мы будем и дальше много заниматься разработкой ноу-хау.

В Вашем Facebook много фотографий с лонгбордом. Участвовали в профессиональных соревнованиях? Где кататься лучше всего?  

— Нет, не участвовал. Я катаюсь для удовольствия. 

Первый лонгборд мне подарили коллеги, моя любимая команда из HAVAS. Потом мы купили еще два с моей женой Леной в Тель-Авиве. Ну, и начали так кататься. Нам нравится лонгборд, мы еще катаемся на сноуборде, чем-то похоже. Я немного катаюсь на сёрфе. До соревнований мне еще далеко.

Misha Nestor

Беседовала пиар-менеджер Digital Future и руководитель проекта Thinking Investor Екатерина Гичан.

Пред. След.
  • Pingback: Mobile World Congress в Барселоне: Что там будет, и чего мы ждем — Thinking Investor | Блог о венчурных инвестициях и стартапах()

  • Вячеслав

    Проблема отображения поведения человека в искусственном информационном пространстве, конечно, интересная проблема. Но его поведение в значительной мере зависит и от вещественно-энергетичеких процессов в его организме. В свое время (1960-1970 гг) в отделе биокибернетики (Институт кибернетики), который возглавлял Н.А.Амосов были выполнены довольно продвинутые разработки моделей, учитывающих и информационные, и вещественные, и энергетические процессы. Правда эти модели не были объединены в единое целое. Может быть сейчас уже, действительно, настало время, когда можно не только создать такую комплексную модель, но и кое-что реализовать на практике.