Может ли Украина стать следующей Кремниевой долиной?

Среди мрачных историй стран Восточной Европы, история Украины – особенно трагичная. В ХХ веке она потерпала от голода из-за Сталина, была опустошена Гитлером, 70 лет страдала от советской власти, была разворована собственным правительством и, совсем недавно, стала объектом вторжения Путина.

Нынешняя ситуация в Украине остается крайне тяжелой. Страна находится в тяжелом финансовом положении, зависит от материальной помощи от МВФ, США и ЕС. Крым был аннексирован, Донецк и Луганск находятся в стадии  замороженного конфликта, а Россия – главный антагонист – контролирует поставку газа.

Однако положение Украины не безнадежное. В то время как большая часть ее промышленности советских времен дремлет в зоне конфликта, ее технологическая индустрия – на подъеме. Я недавно разговаривал с Евгением Сысоевым из киевского венчурного фонда AVentures, и он считает, что мы можем наблюдать начало нового украинского возрождения. Хотя это может показаться безумным – он, возможно, прав.

Какая она – «технологическая мекка»?  

С тех пор, как в 70-80 гг. Кремниевая долина стала центром технологического мира, было немало желающих последовать ее примеру. Большинству это не удалось, но вот Нью-Йорк, Тель-Авив и Остин с этим справились блестяще! Конечно, никто еще не перещеголял Bay Area, но эти города сумели построить процветающие стартап-экосистемы.

Если вы посмотрите на современные стартап-центры – увидите, что все они имеют что-то общее. У каждого из них, например, есть сильные университеты, которые готовят технологических талантов. У них также есть то, что Ричард Флорида называет «креативным классом»: толерантная среда, которая способствует активному развитию художественных галерей, музыкальных сцен и авангардных кафе.

Тот, кто знаком с технологической промышленностью в Украине, знает, что Киеву хватает этого всего с избытком. Это уже процветающий аутсорсинговый центр. Elance, лидирующая онлайн-биржа фрилансеров, дала Украине 3 место в списке стран мира, где можно найти лучших специалистов с продвинутыми навыками. Киев – веселый город с процветающей культурой. И, в первую очередь, он толерантный и гостеприимный.

Однако есть один последний элемент, которого Украине не хватает. Каждая великая стартап-культура требует катализатора – одной прорывной компании, которая порождает местные финансовые и профессиональные связи, которые так нужны новым фирмам для процветания. В Кремниевой долине были Hewlett Packard, в Тель-Авиве – ICQ, в Нью-Йорке – Doubleclick. В Украине нет таких компаний, но в скором времени это может измениться.

Становление украинской технологической экосистемы

По оценкам Е. Сысоева, украинская технологическая индустрия стоит около $5 млрд и делит рынок на отдельные секторы. На первом месте – аутсорсинг, который является самым развитым сектором – в нем работает около 50 000 инженеров в 500 фирмах. На втором – небольшие, но уверенно растущие центры исследований и разработки, созданные компанией Samsung и другими технологическими гигантами. На третьей позиции – e-commerce, которая выигрывает за счет неразвитой традиционной розничной торговли. В последние годы покупки в Интернете действительно набирают обороты. Е. Сысоев оценивает этот рынок приблизительно в $2 мрлд, что примерно равно аутсорсинговому бизнесу в Украине.

Однако наибольший потенциал Е. Сысоев видит в четвертом секторе, который только начинает формироваться. Речь идет о доморощенных софтверных фирмах, которые проектируют, строят и продают свои собственные продукты на глобальный рынок. Он упоминает шесть компаний, чей бизнес может стоит миллиарды долларов в ближайшие пять лет: Paymentwall, Grammarly, bpm online, InvisibleCRM, Depositphotos и Jooble.

Предприниматель также отмечает, что в Украине есть множество новых интересных стартапов. Некоторые из них, такие как Petcube и iblazr, получили первоначальное финансирование на таких краудфандиговых платформах, как Kickstarter, но большинству приходится добиваться прибыли без посторонней помощи. Ясно одно: если бы инфраструктура капитала в Украине была лучше – мы увидели бы намного больше стартап-активности.

Если Е. Сысоев прав насчет возможности украинских технологических компаний достичь главных оценок  в ближайшем будущем, то Украина действительно имеет шанс прорваться и стать настоящим технологическим центром. Даже одна украинская компания с млрд. долларов могла бы привлечь достаточно капитала, чтобы стимулировать весь технологический сектор (ICQ изначально была приобретена за $400 млн).

Сугубо украинская модель

Американские стартапы имеют явное преимущество. С их гигантским внутренним рынком и самой обширной в мире экосистемой венчурного капитала, они могут зарождаться в родной стране, получать финансирование и при достижении критической массы – выходить на мировой рынок. Украинским фирмам повезло значительно меньше.

Поэтому украинские стартапы придумали новую модель. Компании, которые перечислил Сысоев, фокусируются на глобальном, а не локальном бизнесе. Grammarly, например, производит программное обеспечение по выверке корректуры для англоязычных рынков. Jooble, ресурс по поиску работы, работает в 59 странах. Большинство из них, хотя и поддерживают работу в Украине, юридически основаны где-то в другом месте.

Другая отличительная черта состоит в том,  что из-за отсутствия венчурного инвестирования украинские фирмы должны очень быстро становиться прибыльными, чтобы выжить. В некотором смысле, это ограничивает, но с другой стороны – дает украинским стартапам преимущество, которого не хватает технологическим компаниям на ранних стадиях. Они учатся очень быстро развивать бизнес-чутье и конкурировать.

В то время, как их доходы приходят из-за рубежа, эти компании глубоко укоренились в Украине. Топ-менеджеры и дальше проживают в родной стране, точно так же как отделы по разработке продукта и R&D базируются здесь. Это дает им явное преимущество по издержкам над многими их международными конкурентами.

Возможности и трудности

Несмотря на непростую политическую ситуацию в Украине, есть веские причины не терять оптимизм: это высококачественная и дешевая рабочая сила. Донецк и Луганск находятся на безопасном расстоянии от технологических центров: Киева, Харькова и Запорожья. Проевропейские партии с большим перевесом победили на последних парламентских выборах, развивается культура.

Однако серьезные проблемы никуда не делись. Украина является глубоко коррумпированной страной, где чертовски трудно делать бизнес. Необходимо внедрять быстрые реформы, чтобы удовлетворить жесткие требования ЕС и МВФ, чтобы заручиться международной поддержкой. Тем временем Путин, похоже, решил подорвать дальнейший рост страны.

Тем не менее, я заметил явные изменения в Украине, с тех пор как открыл здесь свой бизнес больше десяти лет назад. В 2004 г., во время Оранжевой революции люди вышли на улицы за демократические свободы. Теперь они требуют реальных реформ: нужно искоренить коррупцию, уволить запятнанных политиков и принять законы с учетом международных норм.

Без сомнения, впереди – нелегкий путь. Но также важно помнить, что Украина является одной из крупнейших и самых образованных стран в Европе с отличной базой для технологической инфраструктуры. Поэтому, хотя может показаться маловероятным, что Украина станет следующей технологической меккой, я бы не был так категоричен.

Автор — Грег Сотелл (Greg Satell)

Источник — Forbes.com.

 

 

 

Пред. След.