Ник Пиацца, SP Advisor: Без внешнего вмешательства здесь ничего не меняется

Piazza

Ник Пиацца, основатель и гендиректор инвесткомпании SP Advisors, стал первым гостем нашего нового спецпроекта под названием Work In Ukraine. Проект был инициирован Евгением Сысоевым (Aventures), Алексеем Витченко (Digital Future) и другими. В рамках спецпроекта мы будем обсуждать с экспатами, почему они сделали выбор в пользу Украины; что Украина может дать им, а они – ей; как Украина выглядит со стороны сейчас, и какой она могла бы стать.  

Первым гостем проекта стал Ник Пиацца – харизматичный и остроумный американец с позитивным взглядом на жизнь и прагматичным подходом к делам: будь то бизнес или участие в развитии государства. Ник подмечает детали и дает, казалось бы парадоксальные объяснения, например, вопросу безопасности в Украине: «у вас квартиры раздавало государство, т.е. богатые и бедные живут в одном районе, а еще все имеют среднее образование, поэтому уличное хулиганство не так уж распространено». Ник видит со стороны, как традиционное соперничество в духе «где два украинца, там три гетмана» подтачивает репутацию всей страны на международной арене. Но также Ник видит, что достичь корпоративных высот в Украине можно гораздо быстрее, чем в западной корпорации, где придется переждать, пока все «топы» покинут свои посты. Он знает, о чём говорит, ведь сам он уже несколько лет возглавляет успешную инвесткомпанию.       


«Украина выбрала меня»

Когда Евгений Сысоев представлял Вас, то назвал «Ником-американцем».

— Потому что я из Америки. Мы всегда много путешествовали. Мои родители – преподаватели, и мы несколько раз переезжали. Просто потому, что им было интересно, и еще в Америке принято быть мобильным. В Киеве я живу 12 лет, и это дольше, чем в любом месте мира, где я жил раньше.

Поводом для нашей беседы стала инициатива Work In Ukraine, с которой выступили Евгений Сысоев (Aventure Capital) и Алексей Витченко (Digital Future). Почему Вы выбрали Украину?

— Скорее, Украина выбрала меня. Закончив университет в 2000 году, я решил взять отпуск и увидеть мир, прежде чем браться за стандартную работу с 9-ти до 5-ти в США. Я жил в Испании несколько месяцев, там у меня были разные подработки, и там я учил испанский. Потом я поехал в Москву, потому что мне была интересна Россия. Изначально я планировал пожить в Росси 3-4 месяца, а вышло аж 5 лет. Я преподавал английский в «Бауманке», работал в «Интерфаксе». В это время я познакомился с людьми, которые основали Сoncorde Capital. Вот тогда я и сделал свои первые шаги в инвестиционном банкинге. Здесь я начинал как редактор, потом стал аналитиком и затем – главой отдела корпоративный отношений.

Уже из Сoncorde Capital судьба привела меня в Bank of Georgia Group, где я работал руководителем продаж и CEO инвестиционного направления банка вплоть до 2012 года. Это самый большой банк в Грузии, без него не было бы экономики страны. Уникальность самого банка для СНГ была в том, что 96% акций владели западные фонды, а 4% — менеджмент банка.

Когда я приехал в Киев в 2004 году, город разрывался от возможностей, и была явная нехватка местных квалифицированных кадров в инвестиционном бизнесе. Как сказал мне мой первый босс, выходец из Канады, когда брал меня на работу: «Ты не должен волноваться из-за того, что у тебя нет опыта в финансах. У тебя в крови продажи, маркетинг, коммерция. Ты из тех, кто с детства работает». Он был прав, потому что в 10 лет я косил траву у соседей и доставлял Coca-cola в местные магазины и на заправки. «Местные ребята, конечно, умные, хорошо образованные, но у них нет «чуйки» бизнеса, как у того, кто вырос в западной предпринимательской культуре», — сказал мне он.

Piazza

Как экспат, я могу предложить иной взгляд на вещи, отличный от украинского. С 2004 года местный рынок вырос в разы, и разрыв между Украиной и Западом заметно сократился.

Клуб экспатов

Вы упоминали, что в Украине есть что-то наподобие клуба экспатов.

— Мы условно называем себя Expats For Ukraine. По сути, это неформальное сообщество друзей, в основном, бизнесменов, живущих здесь 10 лет и больше. Мы встречаемся раз в месяц, приглашаем людей из разных сфер и еще раздумываем, как и что мы можем сделать.

Кто входит в эту группу?

— Наверное, самый активный член нашей группы – это Андрей Фаворов. Он возглавляет «Энергетические ресурсы Украины». Всего за 2 года компания превратилась в крупнейшего импортера энергоресурсов. Андрей общался с партнерами в США и Европе, в том числе с Gaz de France; он привлек сюда огромные инвестиции. И теперь в Украине не только украинские или российские компании занимаются импортом энергоресурсов, но и иностранные.

Еще могу назвать Саймона Чернявского – гендиректора агрохолдинга «Мрія»; Питера Бобринского из Dragon Capital.

Вы работаете в медиасфере, и я могу привести пример своего друга – Марка Рачкевича. Он приехал в Украину в конце 1990-тых по программе «Корпуса мира» и захотел тут остаться.  Работал в проектах в ЕБРР, в инфраструктурных проектах. Потом он пошел в Kyiv Post. И хотя у него не было журналистского образования, он стал влиятельным журналистом, потом сотрудничал с Bloomberg, с AP (кстати, моя мама читает AP каждую неделю). Марк писал о спорте. То есть человек построил свою журналистскую карьеру в Украине, потому что тут мало иностранных журналистов. Он нашел эту нишу и пошел туда.

Безопасность: «В Украине с этим лучше, чем на Западе» 

Сейчас остро стоит вопрос безопасности. Не только безопасности капитала (хотя эта проблема тоже есть), но и личной безопасности. Если посмотреть на Украину сквозь призму новостных лент, то картинка сложится тревожная.

— Это частый вопрос, учитывая события последних лет.

Piazza

Если говорить о мелком хулиганстве, то в Украине с этим лучше, чем на Западе. Я считаю, что это благодаря высокому уровню среднего образования населения и советской застройке.

Неожиданное объяснение: почему так?

— Большинство людей получило квартиры от государства. Поэтому бедные и богатые спокойно могут жить в одном доме. Нет такого явного разделения на бедные и элитные районы, как на Западе. У вас все живут вместе.

Это особенно ярко проявляется в таких местах как Конча-Заспа, где дома миллионеров соседствуют с «хатками». Многие говорят, что это проблема украинского земельного законодательства, но я считаю, что это приносит свои плоды в плане безопасности.

Реформы и корпорации: В Украине больше шансов быстро выбиться в топ-менеджмент

В одном из своих интервью вы говорили, что в Украину стоит ехать тем, кому подходит здешний менталитет. Но как определить, кому он подходит?

— Нужно сразу быть готовым к тому, что здесь не будет как дома, и если рассматривать это как проблему, то ничего не получится. В Украине сложно строить бизнес. Зато тут не будет скучно, и тут можно реализоваться, если вы готовы брать на себя риски и ответственность.

Украинский рынок вечно меняется. Сколько я тут живу, каждый президент, каждый премьер были «реформаторами». Правда, я пока не наблюдал сами реформы (смеется – прим.).

Piazza

В Италии тоже часто меняются правительства, и нет политической определенности. Тем не менее, страна развивается, это третья экономика в Европе. От Украины нелогично ждать того, что она станет на один уровень с Италией или, тем более, со Швейцарией. Но с Польшей или Румынией – почему нет?

Еще один плюс Украины в том, что это молодая страна. Тут ни у кого нет опыта. На Западе, попадая в крупную корпорацию, над тобой будет менеджмент с опытом более 20 лет. И чтобы выбиться наверх, тебе придется пройти длинную карьерную лестницу, пережидая, пока все «топы» уйдут в отставку.

В Украине даже в крупных корпорациях менеджмент только начинает выстраиваться по западной модели, поэтому растут шансы быстро занять высокую должность, имея опыт работы на Западе.

Сейчас в Украине еще сильны олигархи, которые поднялись на приватизации советских активов. Но им уже по 50-60 лет, или даже больше. В ближайшие 10-15 лет они уйдут. Новое поколение уже не будет заниматься старыми советскими активами, а будет двигать новые бизнесы. С уходом олигархов средний бизнес начнет расти интенсивнее. Но даже если они останутся, то наймут западных менеджеров.

Но в Украине крупный бизнес «завязан» на политике.

— Да. Но я много общаюсь с СЕО, CFO (генеральные и финансовые директоры – прим.), и они понимают, что использовать политический ресурс своего хозяина – это делать себя слабее в перспективе. Трудно не поддаться соблазну быстро взять легкие деньги. Но что делать, когда президент или премьер сменится?

Пока государство сжимает бизнес в кулаке, то есть ты можешь расти только в узеньком пространстве между сжатыми пальцами. Как только ты начинаешь расширяться, тебя сразу ограничивают, либо покупая, либо нажимая на тебя. Когда эта схема изменится, это откроет новые возможности для экспатов.

В Украине много плюсов. Тем не менее, за 12 лет жизни здесь я видел многих экспатов – как успешных, так и… тех, кто уехал из Украины.

Piazza

Почему кто-то приживается, а кто-то — нет?

— Я могу выделить две ключевые вещи. Во-первых, нужно просто принять то, что здесь дела решаются не так, как привыкли на Западе. Чтобы принять это, нужен позитивный настрой и дух авантюризма, иначе вы будете постоянно оглядываться назад, сравнивая свою жизнь тут и там. Во-вторых, вы должны принять, что тут ваш дом. По-другому быть не может.

Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в Украине? Два года назад нам казалось, что у Украины есть шанс совершить скачок, и что Запад дает Украине большой кредит доверия. Сейчас уже видно, что реформы «пробуксовывают», и сама ситуация дает мало поводов для оптимизма.

— Всё время, что я здесь живу, украинцы развиваются вопреки государству. Я очень хорошо знаком с людьми из прошлого состава правительства (которое возглавлял Арсений Яценюк, — прим.), и все они говорят, что без внешнего вмешательства здесь ничего не меняется.

Тем не менее, то, что я вижу как бизнесмен, меня радует. 2015-й год был ужасным. Всё было плохо. Среди моих клиентов-бизнесменов царил пессимизм. Они не хотели запускать ничего нового, а фокусировались на сохранении того, что уже есть.

«2016-й год идет на «ура»

А в этом году я приехал после новогодних праздников, и у нас первые 5 месяцев 2016 года проходят просто на «ура». Думаю, первые полгода 2016-го – самые лучшие с конца 2013-го.

Piazza

Во-первых, гривна стабилизировалась, поэтому уже можно планировать.

Во-вторых, нашлись новые рынки сбыта. Раньше большинство наших клиентов- производителей продавали свой товар в Россию. Но теперь даже без финансовой помощи от банковского сектора они едут в Европу, в Азию, в Китай и заключают контракты там, пытаются «пробить» финансирование. Они поняли, что в ближайшие несколько лет единственный способ привлечь нормально стоящие деньги на развитие – это через ЕБРР, IFC (Международная финансовая корпорация) или другие международные институты.

В 2016-м мы заняты, как никогда. Мы сформировали европейский холдинг для украинских компаний, и у нас много аудитов, где мы помогаем.

Я могу привести пример клиента, с которым мы сейчас работаем. Он занимается поставками яиц в Китай. Два года назад у нас было два крупных экспортера яиц. Теперь их 20. В конце прошлого года около 20 компаний регистрировались, чтобы получить лицензию на экспорт молочных продуктов в Китае.

SP Advisor помогает им?

— Да. Еще мы организовываем бизнес-туры в Америку и в Канаду, чтобы познакомить украинских бизнесменов с инвесторами и с дистрибьюторами.

То, что сейчас делает средний бизнес в Украине – это просто фантастика. Можно было просто жаловаться, как все плохо и тяжело. Но украинские производители ищут возможности, берут кредиты у друзей, чтобы профинансировать новые продажи. Они очень креативно подходят к проблемам. Один мой клиент после армии начал с продажи спецодежды для угольных шахт, те давали ему по бартеру уголь, т.к. у них не было денег. Так он стал крупным угольным трейдером, а потом, скупив шахты, превратился в магната. То есть украинцы очень хорошие предприниматели. Если надо, они найдут способ, как наладить бизнес.

С другой стороны, из-за того, что украинцам приходилось выживать, построения бизнеса в западном понимании тут нет. Украинцы смотрят не дальше, чем на полгода, а чаще – всего на месяц вперед.

«Бизнес рано или поздно будет строить долгосрочные планы»

Экспаты могли бы помочь перестроить нашу модель под западную?

— Да, конечно. Там, где я родился, люди составляют бизнес-план на 5-10 лет.

Сработает ли такой подход в украинских реалиях? Тут трудно спрогнозировать, что будет через два года.

— Да, это точно (смеется, — прим.). Но это часть процесса. Бизнес рано или поздно будет строить долгосрочные планы. Сами люди привыкнут планировать.

Например, мои родители 30 лет назад взяли ипотеку, 5 лет назад выкупили дом и пошли на пенсию. У них были планы на несколько лет вперед: сколько они будут работать, когда пойдут на пенсию и т.д.

Piazza

Американцы думают о том, чего они хотят от жизни, а не о том, «аби не гірше». Любая американская официантка говорит, что на самом деле, она актриса или певица, а сейчас она временно подрабатывает. И вообще все бедные – это потенциальные миллионеры, просто у них сейчас сложный период. Еще Марк Твен писал, что вся хитрость американской системы состоит в том, что в Америке нет бедных людей.  (смеется, — прим.).

В Америке власть обеспечивает очень стабильную экономику, в которой можно планировать свою жизнь.

«В Украине всё хорошо с rocket science, но с обслуживанием клиентов – проблема»

Украинцы должны требовать того же от своего государства. А не продолжать говорить, что «раньше было еще хуже». Надо активно участвовать в развитии своего государства.

В Америке есть популярное выражение «It’s not a rocket science«. Оно означает, что это не так сложно, как разбираться в ракетах. В Украине всё хорошо с «rocket science» – тут могут создавать лучшие в мире ракетные двигатели. Но вот с обслуживанием клиентов – проблема. Наверное, тут думают, что это слишком мелкие вещи (смеется, — прим.). Тут не требуют от компаний и ресторанов, чтобы они обслуживали вас лучше.

Хочу еще добавить, что в Украине недостаточно работают над имиджем и репутацией. Я не замечаю конкретных попыток повысить место страны в международных бизнес-рейтингах. В итоге мы соседствуем со странами третьего мира.

Еще до 2014 года, когда я разговаривал с европейскими или американскими партнерами и спрашивал: «Вам был бы интересен такой-то проект из Украины?», — то мой собеседник, ничего не знавший об Украине, смотрел в рейтинг стран Doing Business. Он видел, что Украина расположена возле Анголы и Уганды. Поэтому думал, что здесь почти Ангола, то есть воды, связи, инфраструктуры, медобслуживания нет. Мне приходилось переубеждать своих партнеров, доказывая, что тут есть вполне нормальная инфраструктура, и они не подхватят тут инфекцию, вроде малярии. Но ведь, прежде всего, государство должно работать над своим позиционированием в мире.

Встает вопрос: насколько адекватно рейтинги отражают реалии?

— Плюс-минус адекватно, но для тех стран, которые занимаются своей репутацией. Если Грузия при своем небольшом бюджете может выбиваться в ТОП рейтингов, то почему Украина не может?

Грузия немало средств вкладывает в продвижение своей страны на Западе.

— Мне очень близка тема Грузии, потому что я там работал.

Возьмем элементарный пример: лет 10 назад в Грузии не было туристов, а в этом году ожидается 3 миллиона, при том, что в стране 4 млн жителей. Это огромный прорыв.

Где бы я ни встречал грузинских политиков или чиновников – на саммите или на конференции, — у них всегда в презентации первые 5-7 страниц были посвящены Грузии, а уже потом теме, с которой они пришли. То есть они все время и везде, где только можно, говорили о своей стране.

Американский сенатор посчитает украинцев склочниками, ведь украинские политики жалуются ему друг на друга

А украинцы не так?

— Я часто бывал в Америке с украинскими делегациями. Где-то в середине прошлого лета, когда тема Украины еще была достаточно горячей, украинские политики из разных партий прибыли на заседание международного комитета Сената, где присутствовала заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд.

Как только у них появлялась возможность пообщаться с сенаторами, они использовали этот уникальный шанс для того, чтобы пожаловаться на политика-конкурента, пытаясь выставить себя хорошим, а конкурента – плохим. Я был там, и американцы говорили мне, что у них сложилось негативное отношение, потому что они не увидели командной работы.

Piazza

За границей нужно сплотиться и выступить единой командой. Плюс надо понимать, что сенатору из Вирджинии вообще неинтересны и непонятны все эти внутриукраинские дрязги. У него, помимо этой встречи, еще 30-40 встреч с политиками из других стран.  Поэтому он не будет глубоко вникать, а подумает, что украинцы – склочники.

Как влияет то, что Украина уже довольно долго позиционирует себя исключительно как жертва. Не вызывает ли это раздражения на Западе? Нет ли вопроса: а что вы сами делаете-то с тем, чтобы изменить свой статус?

— Ну, есть вопрос: мы держим санкции против России, а вы? Нет (смеется,- прим.).

Украина может изменить отношение к себе?

— Конечно. Нужно делать простые и действенные вещи, наказывать за коррупцию. Сколько я себя помню в Украине, дела громко открываются, но никогда не доводятся до результата.

Я сам, как обычный гражданин,принял для себя решение  не жаловаться на правительство, а начинать действовать там, где я могу.

А где именно?

— Я вхожу в набсовет фонда «Новое поколение», который помогает детям-сиротам. Не так давно мы начали помогать ветеранам АТО и женщинам, потерявшим в АТО мужей или родственников. В прошлом году мы раздали 30 тысяч наборов в детдома. Каждое лето мы организовываем лагерь для сирот, где помогаем выпускникам детских домов адаптироваться к новой жизни: как поступать в университет, как составлять свой бюджет, как решать юридические вопросы, как обустраивать свою жизнь и т.д. У них же нет навыков жизни вне детдома. Плюс им должно выделяться жилье при выпуске из детдома, но, по-моему, в 90% случаев они его не получают. Процедуры так усложнены, будто специально созданы, чтобы никому ничего не дать.

Плюс мы работаем с университетами, чтобы ребята могли получить грант на обучение.

Piazza

«Мы с вами как сограждане, только я не могу голосовать на выборах»

Я заметила, что когда вы говорите об Украине, то говорите «мы». Вы уже идентифицируете себя с Украиной?

— Моя семья здесь. Единственный дом, которым я владею, тоже здесь. Мой бизнес тоже здесь. У меня украинская «зеленая карта». Мы с вами как сограждане, только я не могу голосовать на выборах.

Не было мыслей уехать из Украины?

— Я не могу сказать, что никогда не думал об этом.Но каждый раз, когда я смотрю, что я создал здесь, и что меня ждет там, то я хочу остаться здесь.

А семья не просит уехать?

— Как ни странно, но именно «полноценные» украинские граждане моей семьи чаще задумывались о том, чтобы уехать (смеется, — прим.).

Я очень привык к Каневу. Стараюсь помогать селу, где я живу. У нас там есть сельский хор, где поют местные бабушки, а мы финансируем их участие в разных конкурсах. Мы организовали сбор и вывоз мусора из нашего села, потому что до этого мусор бросали в речку, из которой мы же и пьем.

То есть используете стратегию малых действий?

— Да, где можем что-то сделать, там и делаем. Мои друзья участвовали в выборах мэра Канева, и я им помогал. Мне было очень интересно наблюдать процесс выборов. Мэр – это ведь очень простая работа: нужно ремонтировать дороги, строить школы, убирать мусор и т.д. Вот об этом никто не хотел говорить.

Кандидаты часто говорили, что привлекут в Канев миллионы иностранных инвестиций или бюджетного финансирования, а команда нашего кандидата сказала: это всё ерунда, нам нужно те средства, которые у нас есть, правильно использовать. Неужели так сложно убирать парки и пляжи? У нас в Каневе масса хороших пляжей. Это туристический город, по идее. Но никто не убирает пляжи. Во Флориде каждый муниципалитет располагает двумя-тремя компаниями, у которых есть спецтехника, которая убирает пляжи каждое утро в 6 утра. Потому что муниципалитет знает, что от этого зависит, будут ли туристы тратить тут свои деньги.

Piazza

Мы хотим развивать «зеленый туризм» в Украине. Большинство людей, у которых в Каневе или под Каневом есть дом или дача, не знают, как регистрироваться на Airbnb. Хотя это несложно, и позволяет привлекать туристов.

То есть вот такие элементарные вещи, которые дадут в перспективе хороший результат.

 

* — использованы фото с Facebook-страницы Ника 

Беседовала пиар-менеджер Digital Future

и руководитель проекта Thinking Investor  Екатерина Гичан

Пред. След.