Синдром лимонадного стенда. И почему акселераторы могут усугубить картину молодого стартапа

Вы когда-нибудь наблюдали ужасный питч стартапа? Конечно. Когда никто не говорит фаундеру истину? Наверняка видели. Наблюдая со стороны, Вы понимали, что это наносит больше вреда проекту, чем прямое сигнализирование проблем? Полагаем, что да. Так вот это синдром лимонадного стенда. Как это? Когда кто-то с властью («взрослый») искренне хочет поощрить новичка («ребенка») и поспособствовать его предпринимательской страсти (попробовать у ребенка лимонад). Но взрослый боится давать реальную обратную связь и говорит «ммм…этот лимонад действительно хороший! Вот это да!», вместо того, чтобы честно признать порошковый лимонад ребенка ужасным.
Но есть еще один промах, кричащий «организаторы конкурсов, выбирайте компетентных судей!»: когда на хакатоне побеждает приложение для детей, потому что у судьи тоже есть дети, и деморализован проект по увеличению эффективности солнечных батарей, потому что судья не любит солнечный свет.
Но данная проблема больше касается менторства (об этом мы писали ранее), и у акселераторов, сквозь которые проходят большинство стартапов, как оказалось, не меньше слабых сторон. Один акселератор отличается от другого, но у всех есть общие черты и закономерности. И есть некоторые проблемы, которые перечислил Джон Рэми в своем докладе. Джон основал успешную компанию в Силиконовой долине, продал ее и решил восстановиться от профессионального «выгорания», посвятив себя путешествиям и менторству 1000+ проектов в 25+ странах мира. Вот, что он пишет об акселераторах:

• Некоторые акселераторы пытаются копировать Силиконовую долину, и у них это не получается. Или еще хуже, копируют то, что «происходит» в Сан-Франциско на основе фильмов и сообщений в блоге. Сан-Франциско – это отдельная экосистема, бесподобная в одних вещах и отвратительная в других. Джон так же отмечает нелепость подражания в названиях, начинающихся со слов «кремний _».
• Ошибка акселераторов ориентироваться на «единорогов», когда другим формам предпринимательства характерен иной путь развития. У китайского ресторана нет высокого риска и технических рычагов, как у Инстаграма. Поэтому и bizdev должен отличаться в корне.
• Акселераторы становятся современными университетами. Традиционная модель «Мы акселератор! Обращайтесь к нам, мы выберем 10 лучших, и через 90 дней вы запуститесь и получите финансирование!» нарушается. Истинная цель акселератора — научить методам предпринимательства так, чтобы ко дню окончания у фаундеров было достаточно знаний и инструментов совершенствоваться. Финансирование, запуск, еженедельный рост и т.д. — это всё бонусы. И немалым бонусом для самого акслератора была бы поддержка правительства.
• Хорошо давать шанс 300 проектам, но еще лучше — 7 самым-самым.
• В программах акселераторов много барахла.
• Не всегда акселератор – магнит для возможных фаундеров. Не мешает почаще выходить на охоту и профессиональную разведку.
• Качество менторов важнее их количества.
• Множество акселераторов идут по пути организации слишком большого количества событий, встреч и сессий. Пространство шумного коворкинга может обернуться катастрофой и отвлечь фаундеров от рабочего процесса.

Вы спросите, какова же модель идеального акселератора? Джон Рэми приводит схему:

«Привлекать – Хантить – Выбирать – Учить – Поддерживать – Инвестировать».

Самый сложный пункт цепочки Рэми — это «хантить». Даже у New York Yankees есть специализированные тренера и психологи по развитию навыков разведки. «Если бы мне пришлось выбирать между выращиванием и охотой, я бы занимался только охотой для моего потока сделок. Но 99% времени акселераторы занимаются только выращиванием», — говорит Джон.

Пред. След.